Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Грунтовые основания
Опорные сооружения




24.06.2022


23.06.2022


23.06.2022


23.06.2022


21.06.2022


20.06.2022


20.06.2022





Яндекс.Метрика

Стендинг, или Правила приличия по Берюрье

05.06.2022

Стендинг, или Правила приличия по Берюрье (фр. Le standinge selon Bérurier), в переводе А. Мигачёва «Стандинг, или Правила хорошего тона в изложении главного инспектора полиции Александра-Бенуа Берюрье» — книга французского автора Фредерика Дара, написанная под псевдонимом Сан-Антонио, сатирический юмористический детектив.

Краткое содержание

Книга повествует об очередных похождениях двух коллег: парижского детектива Сан-Антонио, имеющего некоторые черты Джеймса Бонда, но более близкого к реальности и лишённого присущих Бонду гаджетов и его подчинённого инспектора Александра-Бенуа Берюрье, современного Гаргантюа, выходца из французской глубинки, малообразованного, но не лишённого практической сметки, достаточно наивного простака.

Детективный сюжет книги прост: коллеги расследуют убийство курсанта в Высшей школе полиции. Но собственно сюжет в книге является средством, а не целью повествования. Ценность книги заключается в другом: лекции и рассуждения Берюрье, пронизанные юмором, сан-антониоизмами, вульгарностью, но при этом отражающие простые жизненные ценности для обычного человека.

В Высшей полицейской школе совершено убийство курсанта и Сан-Антонио получает задание его раскрыть. В это же время, Берюрье, отправивший жену на курорт, знакомится с графиней, представительницей высшего общества и завязывает с ней роман. Однако графиню не устраивают люмпенские манеры Берюрье и она берётся за его перевоспитание. Сам Берю, находясь под впечатлением от графини, не прочь улучшить свои манеры и войти в высший свет, как он себе его представляет. Вообще, одной из черт Берюрье во всём цикле книг о нём, является его определённая склонность к позёрству и желание встать вровень с образованными интеллигентными людьми, к чему он прилагает усилия, однако эти усилия всегда - в силу необразованности Берюрье, его интеллектуального уровня, образа жизни - выглядят наивно и никогда не приводят к успеху. Берюрье полагает, что у него появился хороший шанс для осуществления собственных (хотя и размытых) стремлений, и приступает к изучению давно устаревшего пособия по этикету.

Сан-Антонио придумывает план, в соответствии с которым расследование предполагается произвести тайно, для чего коллеги должны проникнуть в полицейскую школу изнутри, в качестве курсантов или преподавателей. Он добивается того, что Берюрье назначается в школу в качестве преподавателя факультативного курса хороших манер. О том, что преподавание — только ширма для расследования, Берюрье в известность не поставлен, и принимает назначение за чистую монету. Сам Сан-Антонио, изменивший внешность, зачисляется в школу в качестве курсанта.

Книга в целом представляет собой курс лекций по хорошим манерам в изложении Берюрье, перемежающийся описанием расследования, которое по замыслу автора явно имеет подчинённую роль. Наивный простак Берюрье совершенно серьёзно относится к своим обязанностям, полагая что уже более чем достаточно изучил старинное пособие, предназначенное для высших кругов общества. Однако Берюрье находит догмы, изложенные в учебнике выпуска начала XX века несколько консервативными. Относясь к ним с неизменным уважением и даже определённым пиететом, Берю тем не менее в своих лекциях даёт им иную интерпретацию и излагает их в соответствии со своими убеждениями - убеждениямм необразованного толстяка, ненасыстного пьяницы и обжоры, простодушного человека из низов. Как ни странно, видение хороших манер в изложении Берюрье оказывается гораздо ближе обычному человеку. Его рекомендации лишены рамок и условностей, и могут показаться излишне вульгарными для деликатных людей, но при этом они несоизмеримо добрей, честней и наконец, практичней.

Как и другие произведения Сан-Антонио, книга насыщена юмором, сарказмом, игрой слов, которые достаточно удачно переданы в переводах. Книга, наряду с книгой История Франции глазами Сан-Антонио, является наиболее ярким представителем оригинального писательского стиля Фредерика Дара.

На русском языке книга издавалась в переводах в 1992, 1994, 2004, 2009 году.

Цитаты

  • «…Открываю дверь такси как раз, когда одна дама открывала вторую, и мы хором кричим: Улица Помпы!». Смотрим друг на друга и ржем. С первого взгляда я понял, что это светская дама. Тогда я, а ты знаешь, как я галантен: вместо того, чтобы её послать, а я вполне мог это сделать, прикинь, во-первых, я мужчина, во-вторых, полицейский, короче, я ей говорю бархатным голосом на воздушной подушке: «Дорогая мадам, раз уж нам надо в одну сторону, прокатимся вместе».
  • «Молодой человек должен сам идти на контакт со своим предком. Когда проходит время порки ремнем, стоптанных башмаков, когда мальчик вырастает из своих коротких штанов и на верхней губе у него начинает отрастать пушок, он должен полностью изменить свои взгляды на отношения в семье. Надо, чтобы он доверялся своему папаше, делился с ним своими тайнами, рассказывал ему о своих проделках, любовных приключениях и своих неприятностях. Если он подцепил триппер, то должен немедленно сказать об этом отцу. Учитывая, что с отцом это тоже случалось, в этом нет ничего постыдного.»
  • - Я бы хотел поговорить с вами о выборе имени. Это вроде бы просто, но, по моему мнению, нужно быть разборчивым, как и во всём остальном. Многие родители используют свою фамилию, чтобы сделать каламбур. Они на это положили, потому что расхлёбывать придётся не им, а пацану. Послушайте, если вас зовут Зуймазер, не называйте своего шпрота Поль, и не надо ставить опыты с именем Ив, если ваша фамилия Сажу, с именем Жо, если фамилия Полиз или Полаз.
  • - Я помню, как умирала моя мать, - шепчет он. У неё впервые случился удар, и я отправился в больничку. Я впервые видел её в таком месте. Она не знала, как это делается, мамуля, она выглядела как в гостях: ей было неудобно. Когда медсестра ставила ей термометр или давала микстуру, у неё была виноватая улыбка, весь её вид говорил: "Не сердитесь на меня"...Я не понимал, почему и как я мог бросить её на целые годы, и только посылал ей открытку на Рождество или по случаю отпуска...Она умерла через неделю, когда случился другой приступ. Меня там не было. Прознав об этом, я мысленно повторил наш разговор. Я понял, что в этом блядском мире, ребята, ничего не бывает просто так. Если моя мать провела что-то вроде репетиции перед тем, как умереть, это для того, чтобы меня подбодрить. Чтобы сказать мне перед тем, как уйти в другой мир, не стоит так уж страшиться отдавать концы; всё идёт хорошо! Теперь я знаю. Вот только, чтобы уразуметь такое, нужно быть хорошим сыном, вы понимаете? Нужно, чтоб сердцем ты чувствовал связь, всегда, всегда...

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: