Главная
Новости
Статьи
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Грунтовые основания
Опорные сооружения




21.01.2022


18.01.2022


17.01.2022


17.01.2022


16.01.2022


15.01.2022


15.01.2022





Яндекс.Метрика

Бакинская мусульманская женская школа

09.12.2021

Бакинская мусульманская женская школа (азерб. Bakı qızlar məktəbi), известная также под названием Александриинская женская мусульманская школа — первое женское мусульманское училище на Кавказе, здание которой построено польским архитектором Йозефом Гославским в 1900 году в Баку на средства нефтепромышленника и миллионера Гаджи Зейналабдина Тагиева. Это училище было школой нового типа, пансионом, в корне отличавшейся от старой моллахана. В 1913 году школа превратилась в учительскую семинарию для девушек-мусульманок.

В прошлом здание также служило парламентом Азербайджанской Демократической Республики, Президиумом Верховного Совета Азербайджанской ССР, а в настоящее время здесь размещается Институт рукописей Академии наук Азербайджана.

История создания

Строительство здания школы

Основатель школы — Гаджи Зейналабдин Тагиев

Гаджи Зейналабдин Тагиев ещё в годы правления Александра III попросил разрешения построить в Баку школу для девочек-мусульманок, где бы они могли учиться на своем родном языке, однако прошение было отвергнуто. После смерти Александра III на престол вступил Николай II. В связи с коронацией Николая II и Александры Фёдоровны Тагиев посредством одного из сенаторов поднёс императрице очень дорогой подарок и просил её посодействовать в деле открытия бакинской русско-мусульманской женской школы и ходатайствовал о присвоении школе имени Александры Федоровны.

Одновременно он перевёл в банк 150.000 рублей, что должно было из расчета 5 % годовых приносить 7500 рублей дохода, предназначавшихся на текущие нужды школы. Через два года, в 1896 году, было получено разрешение на строительство школы. Тагиев поручил проект школьного здания польскому архитектору Йозефу Гославскому. Строительство здания началось в 1898 году и завершилось через два года, в 1900 году. Оно обошлось в 184.000 рублей, а здание школы занимало место в 864 квадратных сажени. Как отмечает азербайджанский писатель и историк Манаф Сулейманов, «своей красотой, лаконичностью и строгим изяществом оно вписало новую блестящую страницу в архитектуру Николаевской улицы».

Благословение духовенства

Для получения разрешения и благословения на открытие школы Гаджи Зейналабдин Тагиев пригласил к себе в дом виднейших представителей бакинского духовенства того времени. Однако многие представители духовенства были разгневаны затеей мецената. А в отношении двух религиозных деятелей, которые одобрили идею открытия женской школы, были на следующий же день совершены оскорбительные акции: дом кази Мир Магомета Керима, например, был облит керосином и едва не подожжён, а ворота ахунда Мирзы Абутураба были измазаны нечистотами.

Для того, чтобы умилостивить мусульманских реакционеров, Тагиев послал муллу Мирза Магомед-оглы в паломничество по святым местам: в Мекку, Медину, Кербелу, Хорасан, Каир, Стамбул, Тегеран, снабдив его деньгами и богатыми подарками. Посланец Гаджи должен был встретиться с самыми уважаемыми в исламском мире религиозными деятелями, муджтахидами и получить от них официальные документы (с подписями и печатями) о том, что девушки-мусульманки, как и юноши, могут обучаться в современных школах и что ничего противного адату в этом нет.

Тем временем весть об открытии в Баку современной, или как её тогда называли «урусской» школы для мусульманских девушек быстро разнеслась по городу: её обсуждали на свадьбах и меджлисах, на базарах и в магазинах. А реакционно настроенные ахунды и муллы склоняли толпу против идеи Тагиева.

Но Молла Мирза выполнил поручение Тагиева. Он привёз письменные разрешения от восьми самых известных в то время муджтахидов. Тагиев вновь собрал в своем дворце представителей духовенства и спросил их по одному, какому муджтахиду он верит (тогда у каждого был наиболее почитаемый муджтахид, чьё слово считалось непреложным законом). Те перечисляли своих кумиров, а Гаджи показывал подписанные ими бумаги, где они разрешают обучение девушек современным наукам.

Сам Тагиев послал в Казань гонцов, чтобы те отыскали мусульманок-татарок, которые смогут преподавать девочкам. Был найден педагог по имени Хадиджа-ханум, а также были даны объявления во все русские газеты о том, что ищут женщин-учительниц, знающих тюркский язык. Вскоре объявились ещё две женщины для преподавания в школе — Марьям-ханум Сулькевич из литовских татар и Ганифа-ханум из Ахалциха.

Собрав влиятельных лиц духовенства в Старой Тазапирской мечети, Тагиев вновь приступил к обсуждению вопроса о важности мусульманской женской школы. Но многие представители духовенства пространно разглагольствовали о целомудрии, приводили примеры и доказательства из Корана, из житий пророков, халифов, имамов, называя затею Тагиева «бесовской» и «богохульной». А гочу, увешанные саблями и револьверами, открыто угрожали Гаджи и его сторонникам. Тагиев в свою очередь показывал документы и свидетельства, привезённые из мест поклонения, неоднократно перечитывал их, убеждая соотечественников, что обучение девушек современным наукам — дело полезное и нужное. И кази Бакинской губернии Мир Магомет Керим и Мирза Абутураб Ахунд, приводили цитаты из Корана, где говорилось о том, что мусульманки, как и мужчины-мусульмане, должны овладеть знаниями и что в изучении современных наук нет ничего богопротивного. Но вновь возвышались голоса протеста.

Но Тагиев говорил, что девушкам-мусульманкам необходимо учиться, что у них раскроются глаза, они будут достойно вести себя в семье. Он говорил, что молодежь, которая уезжает учиться в Англию, Германию, Францию, привозит оттуда жену, потому что местные девушки им не подходят, а дети, рождённые в этом браке, невольно становятся вероотступниками. В новой школе, говорил Тагиев, девочек будут обучать основам религиозного права, домоводству, умению вести хозяйство, готовить, шить, ткать, читать, писать и разговаривать по-русски и по-азербайджански, учить арифметике, географии, воспитывать детей, быть образцовой матерью и женой, а учителями будут лица женского пола..

Судьбу женской школы решило письмо императрицы Александры Федоровны, в которой та желала девушкам учиться на «отлично», стать полезными Родине и обществу гражданками, прожить жизнь в здравии и счастье. Это письмо было ответом на телеграмму девочек, в которой они благодарили императрицу за живое участие в деле создания школы и за то, что согласилась дать школе своё имя. Отправить же телеграмму посоветовал девочкам сам Гаджи Зейналабдин Тагиев.

Открытие школы

Хотя занятия в школе начались 7 сентября 1901 года, праздничная церемония открытия состоялась 9 сентября. По этому случаю пришло множество поздравительных телеграмм из Крыма, Узбекистана, Петербурга, Казани и других мест. Сенатор Янковский, к примеру, писал Тагиеву: «Желаю успехов Школе, для открытия которой вы приложили столько усилий…». А Тагиев, выступая перед собравшимися, сказал: «Эту женскую школу мы должны в будущем превратить в гимназию. Сие моя заветная мечта».

На церемонии открытия выступало много интеллигентов, среди которых был редактор первой азербайджанской газеты «Экинчи» («Пахарь») Гасан-бек Зардаби. Своё выступление он закончил следующими словами: «Долгие тебе лета, Гаджи!».

Некий француз по имени Да Бай в книге, изданной в Париже, назвал первую мусульманскую женскую школу в Баку непостижимым чудом.

Через некоторое время и в других окраинах Российской империи стали открываться мусульманские женские школы — в Тифлисе, Казани, Башкирии, Дагестане. А в самом Баку к 1915 году было уже 5 женских школ. Одна из них находилась в рабочем районе города — в Балаханах.

Галерея

  • Ученицы и преподаватели. 1902 год

  • Уроки вышивания.

  • Оригинальный текст (рус.)[показатьскрыть] Г. З. Тагиев, его супруга Сона ханум, Гасан бек Зардаби с супругой Ганифа ханум Меликовой, А. Топчибашов с ученицами школы
  • Уроки вышивания. 1911 год

  • Оригинальный текст (рус.)[показатьскрыть] Занятия в школе в 1911 году. На доске написано «Первая женская татарская школа» (азербайджанцев в начале XX века называли татарами)
  • Директор школы Ганифа Меликова среди учениц


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: