Главная
Новости
Статьи
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Грунтовые основания
Опорные сооружения




16.09.2021


16.09.2021


15.09.2021


14.09.2021


14.09.2021


13.09.2021


13.09.2021





Яндекс.Метрика

Красные директора

31.08.2021

Красные директора — термин в советской, постсоветской и российской экономике и политике, в настоящее время обозначающий выходцев из советской промышленной и управленческой элиты, директоров предприятий, занявших руководящие должности в советскую эпоху и оставшихся на них после перехода России и стран СНГ к рыночной экономике. В этом значении термин вошёл в оборот с подачи «Независимой газеты» и «Коммерсанта» в начале 1990-х годов.

Также термин «красные директора» применяется по отношению к коммунистам, которых партия назначила руководить предприятиями после Октябрьской социалистической революции в 1918—1930-е годы.

Определение

Как отмечает «Словарь современного жаргона российских политиков и журналистов», для красных директоров характерен сформировавшийся в советский период стиль управления, который отличается авторитаризмом, некомпетентностью в юридических и финансовых вопросах, неготовностью к деятельности в условиях рынка. С этим определением не согласен исследователь советской технократической элиты Е. Н. Волосов, приравнивающий хозяйственных руководителей к представлениям своего времени о западных бизнесменах, с характерным для последних деловым прагматизмом, доминировавшим в хозяйственной практике советского руководителя. «В отличие от простого обывателя либо партийного „начетчика“ хозяйственные руководители хорошо понимали суть терминов „прибыль“, „доход“, „убытки“, „неплатежи“, а также других слов из рыночного лексикона», — отмечает учёный, связывая это с использованием с середины 1960-х годов таких показателей отчетности, как объём реализованной продукции, выпуск нормативно-чистой продукции, отчисления в социальные фонды, план по прибыли и др.

Отмечается, что красные директора обладали неформальными связями, навыками управления большими коллективами и превосходно разбирались в производственных технологиях, благодаря чему часто возникал альянс между крупным инвестором и старым красным директором. По мнению А. Б. Чубайса, красные директора были самой влиятельной силой России в 1-й половине 1990-х годов, когда они стремительно обогатились. Однако они же стали объектом преступных посягательств со стороны преступных группировок, стремившихся прибрать к рукам предприятия с экспортным потенциалом.

Новые управленцы, пришедшие на смену красным директорам, зачастую получившие западное бизнес-образование, во многом переняли стиль управления своих предшественников. Некоторые из красных директоров «выжили» в условиях рынка и продолжают оставаться частью экономической элиты поныне, например В. Ю. Алекперов, В. В. Каданников и т. д.

Механизм превращения в «красных капиталистов»

А. Чубайс признавался, что «в ходе массовой бесплатной приватизации применялись варианты приватизации, каждый из которых политически уравновешивал потенциально взрывные социальные группы — от директоров до членов трудовых коллективов и пенсионеров. Конечно, было бы неверно говорить о том, что они были удовлетворены — скорее каждая из них была одинаково недовольна». 75 % трудовых коллективов выбрали вариант приватизации, при котором контрольный пакет акций оставался в их собственности. Считалось, что это оградит ставшие «народными» предприятия от внешнего влияния, однако на деле сразу началась массовая скупка акций у тружеников, жёстко нуждавшихся в деньгах после инфляционного скачка, обесценившего все накопления населения. Основными скупщиками выступили руководители предприятий: по данным ВСЦИОМ, более 75 % директоров предприятий, разрешенных к приватизации, стали собственниками своих же предприятий, из них 6 % приобрели контрольные пакеты акций.

Первый этап (чековый) приватизации завершился 31 июля 1994 г. В руки частных владельцев перешло 74 % объектов малой приватизации. Было акционировано около 21 тыс. крупных и средних предприятий.

Конверсия собственности

Приобретение контроля над предприятием ещё не означало, что новое руководство сохранит свои позиции в будущем. Е. Н. Волосов на примере Ангаро-Енисейского региона усматривает несколько сценариев конверсии собственности и перехода контроля в другие руки в зависимости от производственного профиля предприятия.

Экспортно-ориентированные предприятия

Такие предприятия стали объектом интереса организованных преступных группировок (ОПГ) и столичных бизнесменов, аффилирующихся с государственной властью. Свою роль играли и местные структуры, специализирующиеся на рейдерстве. В борьбе за собственность применялись и криминальные методы: директор Красноярского алюминиевого завода И.Г. Турушев был избит железными прутьями в подъезде своего дома и стал инвалидом, директор Саянского алюминиевого завода Г.Л. Сиразутдинов из-за неоднократных угроз в свой адрес был вынужден уехать, наёмные убийцы застрелили гендиректора Братского ЛПК Э. Г. Евтушенко и заместителя генерального директора Усть-Илимского ЛПК А. П. Пуртова.

К началу 2000-х гг. региональные «красные директора» Ангаро-Енисейского региона в основном были оттеснены от руководства крупными российскими холдингами, активно проникавшими на рынок Сибири: Илим-Палп, РУСАЛ, СУАЛ, СИДАНКО, СУЭК.

Обрабатывающий, строительный, лесозаготовительный сектора

Развал советского экономического механизма ударил прежде всего по строительству крупных хозяйственных объектов, что привело к гибели таких гигантов, как Братскгэсстрой, Красноярскгэсстрой, Главвостоксибстрой. Такая же участь постигла большинство машиностроительных заводов Иркутской области и Красноярского края, а их руководители превратились во второстепенных предпринимателей, живущих на доходы от сдачи помещений и оборудования в аренду.

Примером успешного приспособления к новым условиям стал «Красноярсклеспром» под руководством И. А. Кириллова, уже в конце 1980-х гг. реорганизованный в концерн «Енисейлес», а после ликвидации его как госпредприятия преобразованного в «Акционерную компанию „Енисейлес“», во главе которой её создатель находился до середины 2000-х гг.. Успешно приспособился к новым условиям небольшой Иркутский завод дорожных машин, где его директор Е. Ц. Дынкин смог сконцентрировать в своих руках к 2008 г. 54,54 % акций. Это обеспечило ему возможность самостоятельно определять стратегию развития.

Неприватизируемые предприятия

Ещё одну группа красных директоров составили руководители предприятий и организаций, не подлежавших приватизации: структурных подразделений МПС (с 2003 г. — ОАО «Российские железные дороги»), РАО ЕЭС, ОАО «Иркутскэнерго», некоторых предприятий военно-промышленного комплекса (Иркутский авиационный завод, Красноярский машиностроительный завод). Им вообще не потребовалось менять экономическую идентичность, однако они получили возможность значительно обогатить «традиционные преференции советской номенклатуры в уровне жизни возможностью распоряжаться государственной собственностью не только в интересах самого государства, но и личных», — отметил Е. Н. Волосов.