Депортации в июне 1941 года в Латвии




Главная
Новости
Статьи
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Грунтовые основания
Опорные сооружения




02.03.2021


01.03.2021


01.03.2021


28.02.2021


27.02.2021


26.02.2021


26.02.2021


25.02.2021


25.02.2021


24.02.2021





Яндекс.Метрика
         » » Депортации в июне 1941 года в Латвии

Депортации в июне 1941 года в Латвии

06.01.2021

Депортация в июне 1941 года в Латвии — высылка в концентрационные лагеря системы ГУЛАГ и УПВИ, а затем в лагеря, расположенные в отдалённых восточных частях СССР, а также на поселение в тех же регионах жителей аннексированной Латвии, арестованных в ночь с 13 на 14 июня. В общей сложности депортации подверглось более 15 400 человек. Задержания, аресты и расстрелы продолжались до начала немецкой оккупации Латвии. Всего в 1941 году было депортировано 0,78 % всего населения Латвии. Было выслано 1,93 % всех евреев, проживающих в Латвии, 0,85 % латышей и 0,4 % от общего числа русских (81,27 % депортированных по этническому происхождению были латышами, а 11,7 % — евреями).

Эта депортация была частью обширной депортации населения из районов СССР, незадолго до того входивших в состав Польши, Румынии и стран Балтии, проведенной в июне 1941 года, предположительно в соответствии с решением ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР от 14 мая 1941 года.

Документы планирования

Массовая депортация осуществлялась на основании Постановления ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР от 14 мая 1941 г № 1299—526сс.; Плана, утвержденного НКГБ/НКВД СССР 14 июня 1941 года, а также поступившего в республиканские НКВД указания произвести выселение «по распоряжению тов. Берии от 14.VI.1941., данному им в соответствии с указанием Правительства» — эти приказы распространялись на Литовскую ССР, Латвийскую ССР, Эстонскую ССР и Молдавскую ССР. Дискуссионным вопросом является наличие другого документа. Так, в справке Центрального архива КГБ СССР, опубликованной в 1990 г., в качестве основания для депортации в Литовской ССР, названо некое постановление ЦК ВКП(Б) и СНК СССР от 16 (а не 14) мая 1941 г., но ни номер, ни название постановления не приведены. Другой известный документ (письмо из НКВД в Наркомздрав от 7 июня 1941 г.) ссылается на некое «решение правительства», по которому «начнется отправка эшелонов со спецпереселенцами», в том числе, и из Латвии, но не указывает его дату и номер. Однако, несмотря на запросы в архивы РФ, такой документ пока обнаружен не был. По мнению Гурьянова А. Э., эти директивные документы высшего уровня представляют особый интерес, поскольку депортация непосредственно предшествовала началу войны между Германией и СССР и возникают вопросы о связи между этими событиями.

Первоначально в отношении депортированных в июне 1941 года планировались три вида репрессий — ссылка под надзор в качестве ссыльнопоселенцев в отдаленных районах на востоке СССР (в основном члены семей), содержание с лагерях военнопленных (главы семей, согласно «Плану мероприятий…» из Латвии 5770 человек предполагалось отправить в Юхновский лагерь) и, наконец, отправка задержанных «уголовников» (всего 1280 человек) непосредственно в лесные лагеря системы ГУЛАГ. Однако, сразу после нападения Германии 22 июня 1941 года, лица вывезенные в лагеря военнопленных (или находившиеся на пути туда) были перенаправлены в ИТЛ системы ГУЛАГ, то есть туда же куда и уголовники. Таким образом, второй и третий виды репрессий фактически были объединены. Доказательств, что перевод из лагерей военнопленных в ИТЛ планировался изначально, пока не обнаружено. О причинах такого решения существуют только предположения.

Депортация

Сразу после оккупации Латвии на её территории было введено действие законодательства СССР, в том числе советского уголовного кодекса, и началось создание и укрепление советского строя, а также обширные репрессии против так называемых «врагов народа» и «классово чуждых элементов». По приказу Главного архивного управления НКВД СССР был создан специальный архив «социально опасных элементов», в котором должна была быть записана компрометирующая информация о более чем 10 категориях населения. Для поиска и учёта «социально опасных элементов» сотрудники Народного комиссариата внутренних дел ЛССР и Народного комиссариата государственной безопасности использовали архивы различных государственных учреждений, организаций, ликвидированных объединений, публикации независимой латвийской прессы, отчёты Государственного статистического управления, а также документы, связанные с выдачей паспортов СССР. Депортация осуществлялась главным образом на основе «классовых характеристик» — арестовывали тех, кого, как сообщалось, обвиняли в «контрреволюционной» деятельности и «антисоветской агитации», а также самых состоятельных граждан бывшей Латвийской Республики. Среди арестованных было много сельских жителей, которые были репрессированы в основном как члены организации Айзсаргов. Депортация женщин, детей и престарелых была основана на аресте главы семьи. Практически во всех случаях жители были задержаны, а затем высланы в административном порядке в соответствии с заранее установленными списками.

Депортация более 15 тыс. жителей Латвии 14 июня 1941 года по приказу и распоряжению правительства СССР, НКГБ СССР, НКВД СССР, при поддержке компартии Латвии и местных учреждений советской власти была подготовлена НКГБ ЛССР, а также сотрудниками особого округа 3 формирования штаба Прибалтийского военного округа. При этом к депортации были привлечены конвойные войска СССР, сотрудники НКВД и милиции, а также местные коммунистические партии и советские активисты.

Депортируемые семьи были отправлены на железнодорожные вокзалы, где главы семей (мужчины) были отделены от своих семей и отправлены в лагеря. Задержанных заключали в так называемые «исправительно-трудовые лагеря» НКВД СССР (Вятлаг, Усольлаг др.), где их дела расследовались, готовились обвинительные заключения, которые передались в Народный комиссариат внутренних дел СССР. Особое совещание при НКВД СССР приговаривало заключенных к смертной казни или заключению в лагерях на срок от 3 до 10 лет. Обвинения основывались главным образом на преступлениях, предусмотренных статьей 58 Уголовного кодекса РСФСР (в основном это так называемые контрреволюционные преступления, совершённые во время независимости Латвийской Республики, и так называемая антисоветская агитация в первые годы советской оккупации).

По различным данным, от 341ref name="autogenerated2">Zālīte I., Dimante S. Структурный анализ депортаций сороковых годов. (латыш.)</ref> до более 690 арестованных были казнены. Некоторые из арестованных, приговорённых к высшей мере наказания, умерли до вынесения смертного приговора. В конце 1940-х годов некоторые заключенные были переведены из общих исправительных лагерей в специальные лагеря Министерства внутренних дел СССР, где тюремный режим был ещё более строгим. Более 3400 граждан и жителей Латвийской Республики, арестованных 14 июня 1941 года, погибли в тюрьмах.

После окончания приговора оставшиеся в живых заключённые концентрационных лагерей не были освобождены, а были отправлены в депортационные лагеря в отдаленные районы СССР.

Депортированные женщины, дети и старики были вывезены в пожизненное поселение в Красноярский край, Новосибирскую область и северные и центральные районы Казахстана, где им приходилось работать в основном на лесных предприятиях, в колхозах и совместных хозяйствах под контролем спецкомендатур НКВД СССР. Более 1900 депортированных граждан Латвии погибли в лагерях. Часть депортированных смогла вернуться на Родину в середине 1950-х годов, а многие только в 1960-х и начале 1970-х годов. После освобождения из специального лагеря имущество, конфискованное во время депортации, не возвращалось.

Дела лиц, депортированных из Латвии 14 июня 1941 года, были собраны в Государственном историческом архиве Латвии в фондах № 1897. («Персональные дела лиц депортированных из Латвии 14 июня 1941 года») и № 1986 («Уголовные дела лиц, обвинённых КГБ Латвийской ССР в совершении особо опасных государственных преступлений (1940—1985 годы)»).

Статистика

На момент ареста 4365 человек были арестованы как «общественно опасные элементы». 1857 человек в ходе депортации были арестованы как члены семей подсудимых (причина депортации — «как часть семьи»). В целом в 1941 году арест был применён в качестве меры обеспечения защиты к 6 222 депортированным (43 % всех депортированных).

  • Погибли в пути по меньшей мере 32 человека (4 арестованных, 28 членов их семей). Самым старшим по пути был Давис Хельвигс, родившийся в 1865 году, самый младший — Арвид Бауманис, родившийся 14 июня 1941 года.
  • В заключении умерло 2815 человек. Последним, кто умер в тюрьме, был Паулис Граудиньш, фермер и айзсарг, родившийся в 1903 году (умер 22 ноября 1964 года).
  • В результате депортации погибло 1696 человек (67 арестованных, 1629 членов их семей). Последней смертью, констатированной при депортации, является смерть Василия Бровина, фермера, родившегося в 1896 году, 17 июня 1960 года.
  • Расстреляны 341 человек, в том числе 299 после решений особых совещаний. Борис Якобсонс, родившийся в 1924 году, является последним человеком, указанным как расстрелянный в документах о депортации (апрель 1950 года).

В общей сложности в депортации в июне 1941 года погибло не менее 4884 человек (34 % от общего числа депортированных).

Отражение в культуре

Советские депортации наложили сильный отпечаток на культуру Латвии. Наиболее известные романы, связанные с темой депортаций:

  • «Эксгумация», автор Анита Лиепа (Anita Liepa)
  • «Пощёчина», автор Вера Волкевич (Vera Volkēviča)
  • «Невовремя родившиеся», автор Освальд Мауриньш (Osvalds Mauriņš)
  • «…И тогда пришёл разрушитель», автор Скайдрите Гайлите (Anna Skaidrīte Gailīte)
  • «Подсечники судьбы», автор Владимирс Кайякс (Vladimirs Kaijaks)
  • «Пять пальцев», автор Мара Залите (Māra Zālīte)

Также важную роль играло и кино — сняты несколько фильмов о советских депортациях, в том числе:

  • Крестный путь
  • Экскурсантка
  • Хроники Мелании

В латвийских театрах поставлено несколько пьес, посвящённых теме советских депортаций. Наиболее известные пьесы: поставленная в «Театре ТТ» «Прикоснуться к белому медведю!» (2005, режиссёр Лаурис Гундарс) и постановка Латвийского национального театра «На берегу Вельупе» (2010, режиссёр Валтерс Силис).