Маркизов, Ардан Ангадыкович




Главная
Новости
Статьи
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Воздухоопорные сооружения
Грунтовые основания




24.01.2021


23.01.2021


21.01.2021


21.01.2021


20.01.2021


19.01.2021


19.01.2021


15.01.2021


15.01.2021


15.01.2021





Яндекс.Метрика
         » » Маркизов, Ардан Ангадыкович

Маркизов, Ардан Ангадыкович

19.12.2020

Ардан Ангадыкович Маркизов (1899 или 1898, территория Куйтинского булсовета Аларского аймака БМАССР — расстрелян в 1938 году) — советский бурят-монгольский государственный и партийный деятель, народный комиссар земледелия Бурят-Монгольской АССР (1936), 2-й секретарь Бурят-Монгольского областного комитета ВКП(б). С 1919 член РКП(б), исключен из ВКП(б) в 1937 году. Служил в РККА. Председатель Бурят-Монгольской областной контрольной комиссии ВКП(б).

Биография

Родился в 1899 (или 1898) году в семье бурятских крестьян. Был женат. Проживал в городе Улан-Удэ в доме на улице Сталина. В гражданскую войну был партизаном.

Ардан Маркизов — член РКП(б) с 1919 года. После окончания сибирских шестимесячных курсов командно-политического состава работал сотрудником организационно-инструкторского отдела Иркутского губкома РКП(б) и затем по приглашению Ярослава Гашека в августе 1920 г. был также откомандирован в распоряжение Интернационального отделения Политотдела 5-й армии в Иркутске.

Статья секретаря ОК ВКП(б) А. А. Маркизова во многом перекликается со статьей М. Н. Ербанова, где он также представляет национальную интеллигенцию как носителя «идеологии национализма и панмонголизма». По его мнению, «нужно твердо усвоить, что бурятские национал-демократы, выражая интересы бурятского кулачества, ноенатства и ламства в первый период Советской власти в 1917—1918 г., в период семеновской и колчаковской реакции играли контрреволюционную роль и активно боролись совместно с реакцией против Советской власти».

В 1937 году арестован. По одной версии по обвинению в шпионаже и покушении на Сталина. По другой — А. Маркизов был арестован в составе группы, в которую также входили директор Кутуликской МТС Павел Бурштейн, бурятский коммунист и государственный деятель Михей Ербанов. По протоколам дела, подготовленным органами НКВД СССР, значилось, что раскрыта антипартийная группа, которая обвинялась в создании «антисоветского, панмонгольского заговора, целью которого был срыв посевной и использование колхозных лошадей для организации сабельных рейдов в тылы Красной армии».

10 июня 1938 по сталинским спискам приговорен к высшей мере наказания, расстрелян. или как тогда сообщали родственникам был лишен свободы сроком на «десять лет без права переписки».

Дочь — Энгельсина Ардановна Маркизова. 27 января 1936 году в составе бурят-монгольской делегации, возглавляемая Михеем Ербановым, первым секретарем обкома, был на приеме в Кремле с женой, бывшей в то время студенткой Московского медицинского института, и дочерью Гелей. На приеме Геля оказалась в центре внимания. Она преподнесла букет Сталину, громко провозгласив: «Это дарят вам дети Бурят-Монголии!» Сталин поднял её на руки и поцеловал. Эту сцену и запечатлели фотографы и кинохроникеры. Фотография Иосифа Сталина с маленькой Гелей на руках в СССР стала легендарной и была растиражирована миллионами экземпляров.

В 1937 году отец Гели Маркизовой — член ЦИК СССР, нарком земледелия Бурятской АССР, Второй секретарь Бурят-Монгольского обкома ВКП(б) — был арестован по обвинению в участии в контрреволюционной панмонгольской организации и проведении контрреволюционной шпионско-диверсионной работы.

В секретном Спецсообщении от 15 ноября 1937 года наркома внутренних дел СССР Н. И. Ежова Секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину с приложением копии телеграммы народного комиссара внутренних дел Бурято-Монгольской АССР В. А. Ткачева (опубликовано на сайте «Фонда Александра Яковлева») Ежов просит дать санкцию на арест Доржиева, Дампилона и Маркизова. В телеграмме Ткачева на имя Ежова, в частности, утверждалось:

«вскрывается контрреволюционная подпольная панмонгольская шпионско-повстанческая организация по Бурятии.
По показаниям арестованных участников организации центра в панмонгольскую организацию входили: Ербанов — бывший секретарь обкома ВКП(б), Маркизов — бывший второй секретарь обкома ВКП(б), Доржиев — бывший председатель СНК, Дампилон — бывший председатель БурЦИКа, в Ленинграде профессора: Бородин, Жамсарано и Абту Анис Доржиев — неофициальные представители Тибета. Организация охватила все основные участки народного хозяйства Бурятии, создав в ряде районов повстанческо-диверсионные филиалы. Ряд участников организации были связаны с японской разведкой. Как установлено следствием, Ербанов установил связь с пантюркистским центром, возглавляемый Рыс-Куловым. По делу арестовано 142 человека, в том числе: наркомов — 5, секретарей райкома ВКП(б) — 7, председателей райисполкомов — 5, сотрудников НКВД — 3, работников республиканской организации — 54, кулаков и лам — 68.»

В телеграмме Ткачев подчеркнул: «Аресты продолжаю. Проходящие по показаниям как активные участники центра и организации Доржиев — бывший председатель СНК, Дампилон — бывший Председатель БурЦИКа и Маркизов — бывший второй секретарь обкома ВКП(б) давно исключены из партии, сняты с работы, все они члены ЦИК СССР. Прошу в целях разворота следствия телеграфно санкционировать их арест. Протокол допроса высылаю.»

Фрагмент постановления о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения в отношении Маркизова А. А. (из архива ФСБ)

В постановлении о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения от 17 ноября 1937 года, подготовленным оперуполномоченным НКВД БМАССР младшим лейтенантом госбезопасности Бюраевым, в частности, значится, что Маркизов А. А. «достаточно изобличается» в том, что «является участником контрреволюционной панмонгольской организации и проводил контрреволюционную шпионско-диверсионную работу». Данным постановлением Маркизов был привечен в качестве обвиняемого по ст. 58-1 «а», 58-9, 58-11 УК РСФСР . «Мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда» было избрано «содержание под стражей в Улан-Удэнской тюрьме».

С отцом Гели также были арестованы ряд других руководителей Бурят-Монгольской АССР и предприятий республики. В их числе — М. Н. Ербанов, бывший спутником Гели на встрече со Сталиным.

В обвинительном заключении органов НКВД СССР, с которыми впоследствии познакомилась Энгельсина Сергеевна, значилось:

«В октябре—ноябре 1937 года на территории Бурято-Монгольской АССР ликвидирована буржуазно-националистическая, антисоветская, пан-монгольская организация, проводившая по заданию японской разведки повстанческую, диверсионную деятельность… Одним из руководителей данной организации являлся Маркизов… Под руководством Маркизова большое вредительство было проведено в Зоотехническом строительстве, в результате которого скот подвергался простудным заболеваниям и падежу. Отход молодняка составил 40 000 голов…».

Верившая в то, что её отец «никакой не японский шпион, не враг народа», Геля под диктовку матери написала письмо Сталину, ответа на который, однако, не последовало. Ардан Маркизов был признан виновным и приговорен к расстрелу. 2 июня 1938 года приговор был приведен в исполнение. По другой версии (распространенной информационным агентством РИА «Сибирь» (Улан-Удэ) со ссылкой на улан-удэнскую газету «Информ-Полис»), «в 1937-м году папу увезли — на десять лет без права переписки».

Награды

  • 1 февраля 1936 года награждён орденом Трудового Красного Знамени — за перевыполнение государственного плана по животноводству и за успехи в области хозяйственного и культурного строительства.