Памятник Пушкину (Одесса)




Главная
Новости
Статьи
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Воздухоопорные сооружения
Грунтовые основания




23.01.2021


21.01.2021


21.01.2021


20.01.2021


19.01.2021


19.01.2021


15.01.2021


15.01.2021


15.01.2021


15.01.2021





Яндекс.Метрика
         » » Памятник Пушкину (Одесса)

Памятник Пушкину (Одесса)

17.12.2020

Памятник А. С. Пушкину в Одессе — памятник А. С. Пушкину, сооружённый в 1887—1889 годах в городе Одесса на Николаевском бульваре на средства, пожертвованные одесситами. Третий памятник, сооружённый в Одессе.

Описание монумента

Памятник находится на Приморском бульваре в той его части, которая примыкает к зданию Городской думы (во времена сооружения памятника в этом здании располагалась не дума, а городская биржа). Памятник представляет собой бюст поэта, помещённый на высокий квадратный в сечении пьедестал из гранита. Под бюстом — лира, за ней, по диагонали, — перо и пятиконечная звезда с лучом, обращённым вниз. Такое расположение звезды символизировало связь поэта с альманахом «Полярная Звезда». Когда-то звезда была выполнена из хрусталя, даже предполагалось освещать её электричеством, но проект не был воплощён в жизнь.

В нижней части пьедестала из четырёх углов его бьют струи воды, изливающиеся из ртов морских существ (стилизованных дельфинов) и падающие в четыре большие бронзовые вазы, расположенные по углам пьедестала у его основания. Вода, переполняя вазы, стекает в большой гранитный резервуар, обрамляющий памятник.

На лицевой стороне памятника, обращённой к бульвару, имеется надпись: «А. С. Пушкину граждане Одессы», подчеркивающая, на чьи средства поставлен монумент. Выше, на лентах в основании лиры начертано: «1820—1824» — годы южной ссылки поэта. С лицевой стороны памятника на верхней ступени видна полустертая надпись: «Гранит Гниванских ломок Винницкого уезда Подольской губ. пожертвован…» На полукруглом валике, окаймляющем основание бюста, со стороны, обращённой к морю, вырезано: «По проекту Хр. Васильева лепила Ж. Полонская, отлив. А. Моран». На драпировке бюста там, где она ниспадает на старый герб Одессы, выгравирована надпись: «Ж. Полонская». Ниже, на гранитном постаменте выбито: «Сооружёнъ въ 1888 году».

История сооружения

О планах сооружения памятника А. С. Пушкину было заявлено летом 1880 года, во время мероприятий, посвящённых дню рождения поэта. В Одессе, городе университетском и связанном с биографией самого поэта, проходили памятные пушкинские дни. Накануне дня рождения поэта на заседании в Императорском Новороссийском университете, собранном по инициативе Одесского городского головы Г. Г. Маразли, прозвучала совместная инициатива Славянского благотворительного общества, Одесского городского общественного управления и Новороссийского университета увековечить память Пушкина в Одессе. На заседании, между прочими, выступал Николай Тройницкий, тогдашний редактор газеты «Одесский вестник», который в юности, в годы учёбы в Ришельевском лицее, видел Пушкина. Одесская делегация присутствовала на главном событии всероссийского чествования тех дней — открытии первого памятника Пушкину в Москве работы А. М. Опекушина.

Изначально памятник предполагалось установить на Театральной площади, между Городским театром и Английским клубом, но посчитали имеющееся место недостаточным по размерам. 25 июня 1880 года городская Дума постановила отвести место на Николаевском бульваре, против здания Биржи, для сооружения фонтана с бюстом по частной подписке. Этим же постановлением Славянскому обществу было выделено 300 рублей из городских сумм на премию за лучший проект памятника. Тогда же Итальянскую улицу Одессы переименовали в Пушкинскую.

В конце 1880 года была образована Комиссия по сооружению памятника, в состав которой вошли представители Городской управы (Н. В. Велькоборский), университета (профессора Н. П. Кондаков, А. А. Кочубинский), Славянского общества (И. И. Бобарыкин, председатель Комиссии, и Р. И. Мрачек), Общества изящных искусств (Д. Е. Мазиров, Ф. О. Моранди, В. А. Красовский, впоследствии — Л. Л. Влодек). Комиссия открыла свои действия 29 мая 1881 года, опубликовав в газетах воззвание к одесситам с просьбой жертвовать средства на сооружения памятника и огласив условия конкурса на лучший памятник. По условиям последнего общая смета определялась в 5000 рублей, две премии за лучшие проекты соответственно в 300 и 100 рублей, а срок подачи проектов — до 31 декабря 1881 года. Проекты должен был оценивать экспертный совет, в который входили достойные профессионалы: архитекторы А. И. Бернардацци, А. Д. Тодоров, А. Э. Шейнс, инженер А. А. Швенднер.

К назначенному сроку было подано только четыре работы, но все они были отклонены Комиссией и экспертным советом. Конкурс продлили до 1 мая 1882 года, и к этой дате поступило пять новых предложений. Первая премия была присуждена проекту под девизом: «Это — тот ничтожный мира, что, когда бряцала лира, жег сердца нам как пророк», вторая — с девизом «Поэту — зодчий». После раскодирования девизов оказалось, что первым назван архитектор Х. К. Васильев, а вторым — З. И. Жуковский.

После окончательного утверждения проекта памятника и изучения состояния грунта в месте постройки общая смета работ составила уже 6520 рублей. Сбор средств шёл очень медленно — меркантильные одесситы не спешили жертвовать деньги на памятник. В марте 1886 года Комиссия обратилась с просьбой к городскому общественному управлению соорудить памятник за счёт средств города к 50-летию кончины поэта, то есть к 29 января (10 февраля) 1887 года, но в этой просьбе было отказано, так как Дума не хотела менять изначальную идею сооружения памятника по всенародной подписке, на что и было в своё время дано Высочайшее разрешение.

26 января 1887 года, осознавая, что сооружение монумента находится под угрозой, Комиссия обратилась в правление Славянского благотворительного общества с предложением взять дело по сбору средств на памятник на себя, изготовить новые подписные листы и приурочить закладку памятника к годовщине смерти поэта. Уже 2 февраля произошла торжественная закладка памятника при участии высших властей города, представителей муниципалитета и многочисленной публики:

Праздник закладки дал блестящие результаты… К этому дню было собрано 600 р., и кроме того он возбудил большой интерес среди граждан. К председателю Общества начали поступать заявления о пожертвованиях.

— Отчёт Комиссии по сооружению памятника-фонтана А. С. Пушкину в г. Одессе

Торжественное открытие памятника состоялось 16 апреля 1889 года в 12-м часу дня.

Меценаты

Вклады одесситов в сооружение памятника были самые разнообразные: от 9 копеек до 100 рублей. Среди меценатов, жертвоваших крупные суммы были аристократы, одесские сановники и представители деловых кругов: по 100 рублей пожертвовали генерал-губернатор Х. Х. Рооп, градоначальник П. А. Зеленой, братья Анатра, фирма «Арист Мас и Ко», граф М. М. Толстой, М. В. и А. В. Шимановские, Н. Ф. Фан-дер-Флит; «Рафалович и Ко», «Тработти и Ко», Ф. П. Родоканаки, А. Ш. Гринберг, «Дрейфус и братья», Мавро-Биязи, Моисей Ашкинази — по 50 рублей; по 25 рублей — И. П. Скаржинский, М. Н. Бухарин, Н. Ф. Сухомлинов, Р. А. Бродская, А. А. Бродский, Я. А. Новиков, «С. И. Бродский и Ко», Лев Бродский, Леон Рабинович, Иван Диалегмено, А. П. Руссов, Иван Вучина, Соломон Баржанский; князь Г. И. Манук-Бей, К. Я. Ринк-Вагнер, П. С. Ралли, Ф. Шполянский, С. Зусман, Р. Зонштейн, О. Хаис, Л. Левенсон, «Бланк и Ефрусси», А. Бродский, В. Санценбахер пожертвовали по 10 рублей, князь Юрий Гагарин и баронесса Бистром — по 5 рублей, граф Мархоцкий — 3 рубля.

В числе жертвователей были известные в Одессе имена: владелец магазина мод в Пале-Рояле Л. Лантье, адвокат Я. И. Вейнберг, владелец гостиницы Авдей Ящук, будущие владелец Пассажа М. Менделевич и содержатель этой гостиницы Я. Кулинец, автор книги о коммерческой истории Одессы Симон Бернштейн, производитель вин Склаво, издатели газет Навроцкий и Гроссул-Толстой, владелец магазина часов и драгоценностей Мель, сын медика Андреевский, старейший одесский фотомастер Гааз, хозяин магазина военно-офицерских и церковных вещей Хакаловский, реализатор «лучших зарубежных горячительных напитков» Гинанд, архитектор Рейнгерц, издатель почтовых открыток и переплётчик Гезелле, аптекарь Гаевский, думец Буковецкий (отец художника), профессор-минералог Прендель, книготорговцы Белый и Руссо, типограф Кирхнер, владелец гидропатического заведения Исакович, содержатели частных гимназий Бален-де-Балю, Бракенгеймер, Шольп, мануфактурщик Пташников, гастроном Дубинин, булочник-кондитер Либман, табачный фабрикант Асвадуров, торговец игрушками Калпакчи, производитель шляп Дельпеш, бакалейщик Ветков, производители обоев братья Тарнополь, фортепьянщик Рауш, мраморщик Менционе, ювелиры Мангуби и Кохрихт, оптик Энгель.

Жертвовали на памятник и безвестные одесситы всех профессий и национальностей: 300 рублей поступило от собрания акционеров Одесского общества взаимного кредита, Комиссия народных чтений собрала сто рублей, «да 3 рубля 96 копеек с кружки при аудитории народных чтений», попечитель Одесского учебного округа собрал 45 рублей, правление Общества взаимного вспомоществования тружеников печатного дела города Одессы пожертвовало 25 рублей, «господа офицеры 13-го стрелкового батальона» передали 13 рублей 35 копеек.

Отставной Новороссийский губернатор А. Г. Строганов, видевший Пушкина лично и являющийся отдалённым родственником поэта (он являлся троюродным братом Наталии Николаевны Пушкиной), проживавший тогда в Одессе, категорически отказался жертвовать что-либо на памятник и явившимся к нему просителям заявил: «Я кинжальщикам памятников не ставлю!… Я до этого ещё не дошёл!… Что же это такое — Пушкину памятник!… А?… Но что же полиция смотрит?… Что она смотрит?… Подписка!… И кому?… Нет, я не могу допустить подобного образа действий… Нужно сообщить полиции…». Зато М. Д. Толстой, так же знавший поэта лично, с удовольствием пожертвовал на памятник 100 рублей.

Кроме денежных жертвований одесситы способствовали строительству монумента, предлагая Комиссии бесплатные услуги и материалы — безвозмездно выполнялись разнообразные скульптурные, каллиграфические, водопроводные, асфальтовые и другие работы — так зодчие Ф. О. Моранди и Ю. М. Дмитренко обязались бесплатно руководить работами по сооружению; сотрудник Товарищества разработки залежей Городищенского лабрадора Н. И. Баринов исходатайствовал согласие своего товарищества на поставку лабрадора без оплаты; арендатор Гниванских гранитных ломок пожертвовал гранит; Н. Шевцов предоставил плиты для фундамента, цемент и песок (всего на 1189 рублей); З. Чернобыльскоий — лес на 73 рубля 45 копеек; Я. Новиков — канаты на 120 рублей; еврейское общество «Труд» безвозмездно исполнило все работы из чугуна (на 300 рублей); Абрам, Моисей и Мордка Розенов, Лейзер Циммерман и Захарий Логинов предоставили штучный камень на 160 рублей, одесский газетчик В. В. Навроцкий бесплатно отпечатал афиши и билеты на пушкинский бал и праздник; Общество Юго-Западных железных дорог отказалось от оплаты за доставку бюста и бронзовых украшений, отливаемых в Петербурге на заводе Морана, в Одессу.

Городская легенда

По существующей городской легенде бронзовый Пушкин «отвернулся» от Городской думы и «стоит к ней спиной», якобы за то, что она отказалась выделить средства на сооружение ему памятника. Это не соответствует действительному положению дел, так как во времена проектировки и возведения монумента городская Дума находилась в другой стороне бульвара, напротив гигантской лестницы, возле памятника Ришельё. То есть спиной к Думе стоял как раз памятник дюку, а Пушкин располагался к Думе лицом, а спиной к городской бирже, которая располагалась как раз в том здании, в котором впоследствии расположилась Одесская дума, Горсовет, Одесская мэрия.

Более того, данная легенда неправдива и в отношении действительного участия Городской думы в финансировании сооружения памятника. Многолетний сбор средств от общественности, проводимый Славянским благотворительным обществом, не поспевал за ростом стоимости необходимых работ (окончательная стоимость проекта превысила 18 000 рублей). И хотя Дума в 1886 году действительно отклонила ходатайство Комиссии о выделении средств на сооружение памятника из городского бюджета, однако на заключительном этапе работ, когда все собранные от частных жертвователей деньги уже были израсходованы, 5 декабря 1888 года Городская дума всё же выделила 9000 рублей на сооружение памятника. Это была почти половина общей сметы проекта. На этом этапе Дума посчитала возможным принять долевое участие в народном проекте, на который так живо откликнулись простые граждане города.