Серафим (Кушнерук)




Главная
Новости
Статьи
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Воздухоопорные сооружения
Грунтовые основания




19.01.2021


19.01.2021


15.01.2021


15.01.2021


15.01.2021


15.01.2021


14.01.2021


12.01.2021


09.01.2021


07.01.2021





Яндекс.Метрика
         » » Серафим (Кушнерук)

Серафим (Кушнерук)

17.12.2020

Епископ Серафим (в миру Николай Севастьянович Кушнерук или Кушнерюк; 5 (18) декабря 1874, село Дулибы, Владимирский уезд, Волынская губерния — после 1946, СССР) — епископ Украинской автономной всеправославной церкви, епископ Мелитопольско-Таврический.

Биография

Образование

Родился 5 (18) декабря 1874 в селе Дулибы Владимирского уезда Волынской губернии в крестьянской семье.

Географическая близость Холма (ныне Хелм, Польша) мотивировала выбор учебного заведения — сначала Холмского духовного училища, а впоследствии Холмской духовной семинарии.

Заложенные при обучении духовные ориентиры стали позже для Серафима (Кушнерука) указателями в пастырской и архипастырской деятельности.

В 1898 году окончил Холмскую духовную семинарию и был назначен надзирателем духовного училища в Холме. Очевидно, во время учёбы он показал хорошую успеваемость и зарекомендовал себя с положительной стороны, а потому не вызвал замечаний у духовного ведомства.

Служение

После года работы на педагогическом поприще Николая переводят псаломщиком кладбищенской церкви в Варшаву, в районе Воля, что следует расценивать как повышение по службе.

1 (14) апреля 1901 года в Холме на первый Святой Пасхи рукоположён в сан диакона, а на следующий день там же — во иерея. Первой его местом служения стал городок Влодава, где он исполнял обязанности помощника настоятеля.

13 марта 1908 года отец Николай получил приход в селе Гусиное Холмского уезда.

В 1913 году с целью получения высшего богословского образования и поступил учиться в Киевскую духовную академию. Имеющиеся биографические документы не дают чёткого ответа на вопрос, что стало причиной довольно радикального изменения в жизни священника. Большинство его коллег в таком возрасте уже не решалась променять обеспеченность и спокойствие приходской службы на студенческое существование. Возможно, стремление к самосовершенствованию оказалось главным побуждением к такому шагу.

В отличие от революционных Петербурга и Москвы условия для деятельности духовной академии в Киеве были лучшими и это позволило окончить в мае 1917 года полный курс наук и получить диплом кандидата богословия.

Следующие несколько лет оказались для отца тяжёлыми. Сначала священника назначен капелланом 7-го казачьего полка атамана Денисова с которым он и прибыл на Дон, а с 1 января 1918 работал законоучителем в учебных заведениях. В течение 1918−1920 годов, как отмечал сам отец, он преподавал Закон Божий в мужской и женской гимназиях Александровска-Грушевского.

В Советской России

После установления советской власти на Дону и изъятия уроков религии по учебной программы священник Николай Кушнерук потерял работу.

С 1920 по 1923 год он служил приходским священником в Донской и Ростовской епархиях.

Некоторое время иерей находился под арестом в Новочеркасской тюрьме. Репрессии заставляют священника искать возможности выезда из СССР. Для этого нашлась необходимая формальное основание — рождение и проживание на территории, которая отошла к Польше.

В Польше

Усилия отца дали результат, и уже 7 ноября 1923 он прибыл в Волынское воеводство Польши. В начале он служил в селе Овлочим Владимирского повята, а с 16 марта следующего года переведён в Кульчин на Ковельщине. В начале января 1925 года священник Николай Кушнерук был призван в Варшаву, где получил должность преподавателя Закона Божия для православных детей в школах города.

Варшавский период жизни для отца Николая длился по апрель 1936 года, после чего он вернулся в Волынскую епархию и стал приходским священником в Ставку Костопольского повята. Его предшественник — священник Арсений Татур — был застрелен 29 сентября 1935 года. Неизвестным злоумышленник выстрелом через окно убил священника, когда тот находился в приходском доме. По данным польской полиции, убийца был членом ОУН. А. Дарованец утверждает, что именно польские спецслужбы организовали убийство священнослужителя, два сына которого находились в ОУН. Причиной трагического события он называет вопрос внедрения украинского языка в богослужение. Таким образом, Николаю Кушнеруку пришлось работать в сложных условиях и пастырским опытом и умеренной поведением устранять напряжение в жизни прихода.

31 августа 1937 года переведён в село Мокрец Владимирского повята. Свято-Успенская Мокрецкий приход с приписными деревнями и колониями насчитывал почти две тысячи православных. Построенная в 1882 году деревянная церковь была в хорошем состоянии. Место настоятеля давало достаточное материальное обеспечение. Более 45 га приходской земли предназначались для использования священнику. Пашню и сенокос он отдавал на союз и в аренду. Кроме этого, священник Николай получал государственную дотацию и плату за преподавание религии в местных школах. С 1920 года язык проповедей в Мокрецкой церкви был украинским. На нём же преподавали религию детям в четырёх школах на территории прихода. Слежение Николая Кушнерюка в Мокреце продолжалось до 1939 года.

В следующем году он возглавил православную общину села Туричаны на Волыни, где служил до начала Великой Отечественной войны. Неизвестно, как складывалась судьба священника течение 1939—1941 годов и подвергался ли он преследованиям со стороны советской власти в тот период. Вероятно, именно в этот период упокоилась его матушка.

Монашество

В марте 1942 года священник принял в Милецком монастыре монашество с именем Серафим и до конца лета 1942 года возглавлял обитель как настоятель.

Собор епископов Украинской православной автономной церкви признал архимандрита Серафима (Кушнерука) достойным епископского сана. 31 июля 1942 года в Свято-Успенской Почаевской лавре хиротонисан во епископа Николаевского.

Рукоположение епископа Серафима была одной из последних епископских рукоположений в Украинской Автономной церкви. Немецкая оккупационная власть усилила контроль за церковной жизнью и рукоположение новых епископов уже зависело от решения чиновников Рейхскомиссариата Украина.

В середине сентября 1942 года назначен викарным епископом Херсонско-Николаевской епархии, а уже в декабре — самостоятельным Мелитопольско-Таврическим архиереем с резиденции в Мелитополе. По прибытии в Крым был резко негативно встречен автокефалистским и румынским духовенством.

Для нацистов становился очевидным провал восточной кампании, что выливалось в репрессиях против мирного населения, давления на духовенство. Наступление советской армии заставило епископа выехать на Запад. 14 сентября 1943 года епископ оставил Мелитополь и следующие несколько недель скитался по Югу Украины, а в октябре выехал за пределы епархии. В течение 1943—1944 годов он путешествовал по городам и сёлам Украины. В итоге Серафим оказался на территории Румынии, где с 3 сентября 1944 по 29 августа 1945 года, жил в монастыре Черника вблизи Бухареста.

Поскольку часть своей жизни Кушнерук провел на польской территории, он надеялся и после войны остаться в Польше. Осенью 1945 года он приезжает в коммунистическую Польшу. Однако, через месяц епископ оказался на Волыни. Сталинская репрессивно-карательная система, осуществляя глобальные зачистки в оккупированной Восточной Европе, нейтрализовала всех, кто составлял мог представлять потенциальную угрозу режиму. Поэтому Серафима отправили на территорию Советского Союза.

31 декабря 1945 года епископ Волынский и Ровенский Николай (Чуфаровский) выдал Серафиму справку о направлении в Дерманский монастырь для временного пребывания. При этом, на момент отъезда в Дермань епископ Серафим не состоял в клире Русской Церкви, поскольку в анкете регистрации священнослужителя 5 января 1946 в графе о юрисдикции, отвечал, что «ищет молитвенного общения с Московской патриархией». 9 января 1946 году уполномоченный Головатов легализовал Серафима (Кушнерука) в качестве «жителя» Дерманского монастыря.

В 1946 года епископа Серафима арестовали. Практика ведения следствия советскими карательными органами даёт основания утверждать, что владыке припомнили его участие в белогвардейскому движении, аресты в начале 20-х годов, сотрудничество с оккупационными властями. На момент задержания ему исполнилось 72 года. Скорее всего, что вскоре он умер в заключении.