Главная
Новости
Ремонт
Каркасный дом
Несущие конструкции
Металлические конструкции
Прочность дорог
Дорожные материалы
Стальные конструкции
Воздухоопорные сооружения
Грунтовые основания






Яндекс.Метрика
         » » Большинство людей не знает, кто такие урбанисты

Большинство людей не знает, кто такие урбанисты

10.03.2017

Большинство людей в России не знает, кто такие урбанисты, считает партнер консалтингового бюро "Стрелка" Алексей Муратов, при этом сам он с недавних пор предпочитает называть себя именно этим словом. В интервью РИА Недвижимость он рассказал, как с помощью "Стрелки" благоустраиваются российские города и почему их жители не всегда довольны результатами.

Большинство людей не знает, кто такие урбанисты

- Недавно "Стрелка" заключила контракт с АИЖК на сумму 3,8 млрд рублей, согласно которому вы должны разработать стандарты благоустройства российских городов. Расскажите об этом подробнее.


— Действительно, мы заключили с Фондом единого института развития в жилищной сфере, созданном АИЖК, довольно крупный контракт, но стандарты занимают в нем наименьшую часть. Это только один из шести блоков работы. Самая большая часть — это разработка мероприятий по благоустройству региональных центров России к 2018 году, когда страну ждет чемпионат мира по футболу. То есть разрабатывается концепция благоустройства общественных пространств для 40 крупных городов с населением свыше 500 тысяч человек. В их число не входят только Москва, Санкт-Петербург, Казань и Сочи в силу их большей степени облагороженности.


В каждом городе мы совместно с администрацией, жителями и экспертами выбираем несколько ключевых пространств, например, набережные, площади, скверы или улицы. Затем силами местных архитекторов и специалистов по благоустройству разрабатываются концепции. КБ "Стрелка" заключает контракты с локальными бюро, разрабатывает технические задания и осуществляет авторский надзор, необходимый, чтобы реализованный объект соответствовал утвержденному дизайн-проекту. По 15 городам мы проводим открытый творческий конкурс, в котором могут участвовать любые российские архитекторы. Это единый конкурс, в техзадании которого прописаны 17 площадок. Он стартовал 7 марта, результаты должны быть к концу апреля.


- Уже есть представление, какие именно объекты будут благоустроены в конкретных городах?


— Да, по некоторым городам мы уже достаточно сильно продвинулись. Например, в Нижнем Новгороде планируется благоустроить Большую Покровскую улицу. Сейчас отобраны три команды, которые уже занимаются разработкой дизайн-проектов общественных пространств города. В Набережных Челнах отобраны три площадки — площадь Азатлык, бульвар Шишкина, набережная Тукая. В Екатеринбурге — набережная реки Исеть.


- Все концепции будут реализованы до 2018 года? Времени осталось мало…


— До 2018-го проекты должны быть реализованы в половине городов, остальные будут реализованы в 2018-2022 годах. Сроки, конечно, достаточно ограниченные, но реальные.


- Что с другими блоками?


— Следующий блок — как раз стандарты комплексного благоустройства территории. Это такие гибкие руководства, касающиеся формирования качественной городской среды. У этой среды два основных элемента — застройка, преимущественно жилая, и открытые пространства. Соответственно, наши рекомендации будут нацелены на то, как их обустроить, чтобы облик города имел стилистически визуальное единство, чтобы не было диссонирующих элементов и в целом людям было комфортно. В результате будет разработан большой документ, состоящий из нескольких объемных книг, на основе которого должна быть актуализирована нормативно-правовая база, чтобы формируемая среда приблизилась к ожиданиям и запросам наших жителей.


- Как можно сделать единые стандарты для всей России, ведь все города разные?


— На самом деле есть базовые представления о том, что такое комфортная городская среда. А на практике эти единые подходы уже могут варьироваться в зависимости от региональной, климатической специфики и так далее. Применение стандарта на практике можно сравнить с неким конвейером, способным производить индивидуальную продукцию.


- Каким образом ведется работа над стандартами?


— Сейчас мы находимся на этапе комплексного исследования, изучаем ситуацию. Исследования производятся на примере выборки 40 городов, она максимально репрезентативна с точки зрения типологии, населения, индустриального профиля, климатических условий. Наши сотрудники выезжают на места, от социологов до специалистов по градостроительству и планировке территорий. Во всех городах проводятся соцопросы, фокус-группы и так далее. Наряду с ними осуществляется детальный анализ с помощью различных digital-инструментов: GIS-аналитика фотографий в соцсетях и digital-антропология — исследование текстов пользователей соцсетей из 40 городов. Сегодня, слава богу, достаточно всяких вещей, которые позволяют обрабатывать большие массивы информации, начиная от транспортных потоков и заканчивая качеством озеленения.


Одновременно мы работаем над третьим блоком — опытное применение стандартов. То есть предполагается, что разработанные нами рекомендации будут протестированы в рамках пилотных проектов. Пока определены две локации — Саратов, у которого наиболее типичная сложившаяся застройка, и остров Русский.


- Расскажите о Русском, в отличие от Саратова, там ведь речь идет о неосвоенной территории?


— Мы делаем мастер-план территории площадью 390 гектаров (примерно 4% площади острова). Для сравнения, территория Сколково — 350 гектаров. Согласно мастер-плану, на этом участке будет возведен жилой район со всей необходимой инфраструктурой. Жилой площади там будет минимум 500 тысяч кв. метров, но точные параметры будут определяться в ходе работы. На данный момент мы находимся в исследовательской стадии, собираем исходные данные, изучаем транспортную доступность, экологию, топографию. Скоро уже выйдем на проектную фазу. Сдать мастер-план мы должны в июне.


- Предполагается, что он будет реализован?


— Предполагается, что да. Но вы же знаете, что подобные градостроительные проекты рассчитаны на довольно большой цикл, 5-10-20 лет, поэтому в процессе реализации многие вещи могут поменяться.


Там есть проблема, я бы скорее сказал, данность. На остров ведет только один мост. Помимо нашего проекта, там есть и другие, и при их реализации существующего транспортного коридора будет недостаточно. Вроде бы там планируется построить второй мост, но, опять же, когда это будет…


- Кто будет жить в этих 500 тысячах кв. метров?


— Если посчитать, это примерно 10-15 тысяч жителей. Сейчас как раз совместно с маркетологами и специалистами по демографии мы формируем портрет целевой аудитории.


- Кроме того, вы занимаетесь моногородами.


— Да, еще одно направление в рамках сотрудничества с АИЖК — это программа повышения качества среды моногородов, всего их 319. Здесь мы скорее выступаем как консультанты и методисты — мы разрабатываем определенные алгоритмы, и на основе наших рекомендаций моногорода уже сами компонуют программу.


Таким образом, контракт с АИЖК подразумевает программное и проектное направления работы и шесть групп совершенно разных проектов, технологии разработки которых очень сильно разнятся. Это разработка стандартов комплексного развития территорий, разработка индекса развития городской среды, комплексное развитие городской среды Саратова, комплексное развитие территории на острове Русский, благоустройство ключевых общественных пространств в 40 городах, программа повышения качества среды во всех 319 моногородах. Будьте уверены, что каждому из этих шести направлений уделяется должное внимание, ничего не ущемляется за счет другого.


- При разработке стандартов вы смотрите на опыт других стран, планируете что-то заимствовать?


— Конечно, нашими специалистами анализируется опыт различных стран. Хорошим примером для нас послужил опыт Великобритании, в ней как раз такая работа велась на рубеже девяностых и нулевых годов, которая привела к существенным улучшениям в городах. Там был издан так называемый компендиум — свод рекомендаций и правил по развитию городов, и этот документ является образцовым по своим подходам, по структуре, по дизайну в широком смысле слова. Конечно, этот опыт мы будем иметь в виду.


Также в Великобритании очень серьезно проработана система оценки качества проектов. Это важный момент, потому что, с одной стороны, дается палитра индикаторов, оценивающих качество среды, а с другой — любой объект с госфинансированием требует еще и глубокой постфактурной оценки. То есть когда объект уже построен, его следует оценивать с определенными интервалами для понимания эффективности бюджетных затрат.


Интересен также опыт Сингапура. У них очень детально проработана вся регламентная база, начиная от строительных норм и заканчивая регламентами облика. Вообще, если говорить о стандартизации, то эта работа может вестись, с одной стороны, когда есть понимание, что нужно менять городскую ситуацию, а с другой — когда инструментарий существующей нормативно-правовой базы не позволяет это сделать.


- Расскажите о вашем участии в московской программе "Моя улица".


— Правительство Москвы реализует беспрецедентный проект по совершенствованию качества городской среды, в данном случае улиц. Соответственно, к нам был запрос на две вещи. С одной стороны, это разработка стандартов, которые определяли бы общий подход, с другой — чтобы в соответствии с этим подходом были разработаны концепции благоустройства отдельных улиц, либо нашими силами, либо с нашим сопровождением.


Изначально подразумевалось, что по программе все 3,5 тысячи московских улиц будут благоустроены к 2020 году. Потом количество все-таки сузилось, сейчас в год обустраивается примерно по 80 улиц.


- С какими сложностями пришлось столкнуться при реализации стандартов на практике?


— Стандарты приняты только в августе, поэтому это первый строительный сезон, когда они реализовываются. Соответственно, возникают какие-то рабочие вопросы либо непонимание. Есть какой-то круг вопросов, связанных опять же с отсталостью нашей нормативно-правовой базы. Конечно, отчасти они влияют на качество наших рекомендаций не в самую лучшую сторону.


Например, недавно была большая дискуссия с коллегами из разных департаментов по поводу проездов во дворах. Дело в том, что свод правил "Градостроительство" можно прочесть так — и юристы его, в общем-то, так и читают — что все проезды во дворах должны быть двухполосными с организацией встречного движения. Это означает, что каждый проезд должен быть шириной не менее восьми метров, не считая парковок. Понятно, что при таком нормативе огромное пространство уходит впустую и пропадает место для озеленения, детских площадок, выгула собак. Поэтому сейчас обсуждается, можно ли нормативно сократить до одной полосы или надо оставить две.


- Какие улицы будут благоустроены в ближайшее время?


— В январе на заседании президиума правительства Москвы мэр озвучил планы по комплексному благоустройству 80 улиц. Конкретного адресного перечня пока нет. Продолжится благоустройство Бульварного и Садового колец, и в этом году оно будет закончено. Наверное, это будет самый большой и значимый результат мероприятий текущего года.


- Что интересного может появиться на кольцах?


— Например, на Садовом продолжится реализация кольца как своего рода ожерелья из садов и скверов. Там силами разных архитекторов разрабатываются очень интересные проекты мини-парковых пространств. На Бульварном кольце будет облагорожена Хохловская площадь, где сейчас находится многолетний долгострой. Там сохранился кусок стены Белого города, и есть планы сделать углубленное общественное пространство с амфитеатром, как в музее под открытым небом, с видом на остатки стены.


- Вы отслеживали, как меняется поведение москвичей после благоустройства? Например, стали ли они чаще выходить на улицу?


— Собственно, это одна из основных целей программы "Моя улица" — чтобы люди чаще выходили на улицу. Это свидетельство того, что улицы стали комфортнее, причем для различных групп, в том числе пожилых и родителей с детьми. Кстати, пожилые люди по статистике в центре города составляют одну из основных групп, прогуливающихся без какой-либо определенной цели. Вообще, рост числа пешеходов — один из явных индикаторов успеха программы.


Пешеходные потоки сложно отследить. Но в проведенном нами в прошлом году опросе примерно 55% людей сказали, что в теплое время года они гуляют каждый день.


- Можно ли сказать, что "Моя улица" больше направлена на пешеходов?


— Я бы сказал, что она направлена на всех жителей города и пытается учитывать баланс интересов всех категорий граждан. Хотя есть явный вектор на поддержку интересов пешеходов. Соответственно, интересы автомобилистов в некотором смысле ущемляются, появляются платные парковки, и люди, которые привыкли передвигаться по центру на машине, испытывают большой дискомфорт.


- А как она влияет на пробки? Ведь чем больше пешеходных пространств, тем меньше простора для автомобилистов?


— Ситуация с пробками, наоборот, улучшается. Ширина дорожного полотна не играет особой роли, важна правильная организация дорожного движения.


- Как вы думаете, почему так много недовольных тем, как реализуется программа?


— Когда проводятся такие масштабные работы, априори довольны, конечно, не все. При таком объеме строительных работ, конечно, не обходится без каких-то помарок и недоразумений. Также всегда есть группы людей, которые претендуют на роль экспертов, и политиков, которые всегда высказывают негативное мнение по инициативам существующей власти. Плюс опять же недовольные автомобилисты. Все это в совокупности создает определенный информационный фон. Но надо сказать, что, проведя соцопрос, мы были приятно удивлены — порядка 80% респондентов позитивно оценили проделанную работу.


- Помимо ранее заключенного контракта на 922 млн рублей на разработку методических документов для "Моей улицы", в марте 2016 вы также заключили с мэрией контракт на 890 млн на разработку концепций и стандартов благоустройства объектов инфраструктуры отдыха. Чем этот контракт отличается от предыдущего?


— Это одна и та же работа, разница в том, что в 2015 году стандарты разрабатывались для улиц, а в 2016 мы начали работать над озелененными пространствами, дворами, пришкольными территориями, набережными и тому подобным. По сути, это продолжение "Моей улицы".


- Не хотите ли вы свой опыт использовать в каких-то международных проектах?


— Нам уже доводилось это делать. Недавно мы выступали оператором конкурса на проект корпуса центра нанотехнологий для Тель-Авивского университета. Также мы делали для ЮНЕСКО исследование роли культуры в развитии городов. Сейчас еще есть наметки по кооперации с зарубежными коллегами в рамках различных проектов. Например, китайцы хотят изучить наши стандарты и просят перевести их на китайский язык, по этому поводу мы ведем переговоры с Шанхайским университетом. В Китае, кстати, уровень благоустройства довольно высокий.


- Как вы думаете, почему слово "урбанист" в последнее время вдруг стало ругательным?


— Мне кажется, большинство людей вообще не знает, что это такое, поэтому оно для них не является ни ругательным, ни комплиментарным. Еще не произошла кристаллизация профессии в окончательном виде. Кто это такой, что это такое — непонятно. Соответственно, в это слово при желании можно вложить совершенно разный смысл и при желании окрасить его в негативный или позитивный цвет.


- А вы сам как себя предпочитаете называть?


— Поскольку у меня архитектурное образование, я предпочитал называть себя архитектором. Но с тех пор как слово "урбанист" стало упоминаться в негативном смысле, я считаю себя урбанистом.